Александр Марков, «Учительская газета»

«В новый том ее трудов, переведенных знатоком ее наследия Петром Епифановым, вошли статьи и письма, которые можно назвать общественными декларациями или манифестами. Между двумя мировыми войнами философия перестает быть кабинетным делом: даже если ты занимаешься Фомой Аквинским, ты соотносишь это с парламентскими бурями и дипломатическими потрясениями. Бежать в науку от современности можно, но это просто будет эпизодом присутствия тебя в современности, и живший в нейтральной Швейцарии писатель Герман Гессе в романе «Игра в бисер» (1942) показал, что современность настигает всех нас».

Александр Марков, «Учительская газета», «Праведность внимательных»

 

Константин Сперанский, «Кенотаф»

В этом году издательство Ивана Лимбаха выпустило сборник статей и писем французской христианской мыслительницы Симоны Вейль. Известны слова Сергея Аверинцева: «Если XXI век — будет, то есть если человечество не загубит своего физического, или нравственного, или интеллектуального бытия, не разучится вконец почтению к уму и к благородству, я решился бы предположить, что век этот будет в некоем существенном смысле также и веком Симоны Вейль». Да простят меня иронически настроенные читатели, но, очевидно, прямо сейчас мы проходим проверку выпавшего нам века на право соответствовать такому званию. Тут я предлагаю прочитать обстоятельное интервью Петра Епифанова, переводчика как этого сборника, так и четырех томов «Тетрадей» Симоны Вейль. Оно содержит очень ценные рекомендации по тому, как читать тексты Симоны, а также, в сжатой форме, некоторые зерна ее мысли — в частности, о важности трепетного внимания к окружающему миру, о важности сосредоточенного взгляда по направлению к истине.

Николай Александров

«Симона Вейль — одна из самых ярких фигур французской религиозно-философской мысли XX века и участница французского Сопротивления. До конца Второй мировой войны она не дожила — в 1943 году умерла в английском Эшфорде.

Когда в 1936-м в Испании началась гражданская война, Вейль поняла, что не может оставаться в Париже — для нее это было подобно дезертирству, ведь в Испании она бывала и страну эту любила. Философ уехала в Барселону, где примкнула к анархистам, мечтая бороться за левые идеи. Пробыла она здесь недолго и покинула Испанию против своей воли.

В письме писателю Жоржу Бернаносу она рассказывает о нескольких кровавых военных сценах, свидетельницей которых стала в Испании: «В Барселоне в ходе карательных акций в среднем убивали по пятьдесят человек за ночь», — пишет она. Завершает послание Вейль таким эпизодом: «Однажды два анархиста рассказывали мне, как они, вместе с товарищами, схватили двух священников. Одного убили в присутствии другого выстрелом из револьвера, а другому сказали, что он может идти. И когда он сделал пять шагов, застрелили. Тот, кто это рассказывал, очень удивлялся, что мне не смешно». Вейль была поражена этим показным равнодушием и готовностью убивать механистически. 

Поездка в Барселону сформировала ее отношение к войне. Первый и главный вывод, к которому приходит Вейль, — война самодостаточна, бесцельна и не имеет разумных оснований:

На протяжении всей истории человечества можно проследить, что конфликты, отличавшиеся беспримерным ожесточением, — суть именно такие, которые не имели цели. Этот парадокс, как только мы ясно его осознаем, возможно, оказывается одним из ключей к истории и, вне всякого сомнения, — ключом к нашей эпохе. 

Война опирается не на рацио, не на логику, пишет Вейль. Ее побудительные причины — мифологизация абстрактных понятий и, как следствие этого, их обессмысливание. «Национальный интерес» или «защита национальных интересов», «патриотизм», «справедливость», все те громкие слова, которыми обыкновенно оправдывают военные действия, которые как будто обретают величие и пишутся с большой буквы, при ближайшем рассмотрении предстают пустыми. Это идолы, требующие человеческих жертв. По мнению Вейль, любая общая категория — капитализм, коммунизм, демократия — вне предметного, качественного, содержательного анализа превращается в миф и легко может стать знаменем агрессии.

Война, продолжает автор, — это насилие, то есть наиболее яркое проявление силы, на которой держится любая власть. А суть власти — подчинение большинства меньшинству и даже преображение большинства в беспомощную жертвенную массу (с этой точки зрения Вейль рассматривает тоталитарные режимы Гитлера и Сталина). 

Одно из самых впечатляющих эссе в сборнике Симоны Вейль — «Илиада, или Поэма о силе» — посвящено, собственно, силе, которая превращает человека в камень, делает его бесчувственным к убийству, то есть обесчеловечивает. Вейль подробно и внимательно разбирает гомеровский эпос как своего рода архетип войны:

Подлинным героем, подлинной темой, подлинным центром «Илиады» является сила. Сила, которой распоряжаются люди, сила, подчиняющая людей, сила, перед которой сжимается человеческая плоть. Те, кому мечталось, что благодаря прогрессу сила уже отходит в прошлое, могут рассматривать поэму Гомера как исторический документ.

Античность вообще для Симоны Вейль значима как инструмент, многое открывающий в современности, позволяющий увидеть, что скрывается под маской новой, наукообразной мифологии. Например, размышляя об истоках гитлеризма, Вейль включает в свою обширную статью главы «Гитлер и внешняя политика Древнего Рима», «Гитлер и внутренний строй Римской империи». Рассматривая учение Маркса («Капитал» Симона Вейль, по ее собственному признанию, прочла в 14 лет), она обращается к античной философии. В немалой степени пристальный интерес к античности изменил если не социальный темперамент Вейль (бедность, насилие, угнетение, несправедливость оставались для нее важнейшими темами), то ее взгляд на развитие цивилизации, ее переход к онтологическим проблемам.

Эссе, посвященные вопросам веры и религии («Формы неявной любви к Богу», «Любовь к Богу и несчастье» и другие), также вошли в этот том».

Николай Александров

ISBN 978-5-89059-490-7
Издательство Ивана Лимбаха, 2023

Пер. с франц., сост., вступит. заметки, примеч. и послесл. Петра Епифанова

Редактор Т. В. Гольдберг
Корректор Л. А. Самойлова
Компьютерная верстка Н. Ю. Травкин
Дизайн обложки Н. А. Теплов

Обложка, 608 с.

УДК 1(044) «19» (081.2) = 161.1 = 03.133.1
ББК 87.3 (4Фра) 6я44-021*83.3
В26

Формат 60×901/16
Тираж 1500 экз.
16+