Анна Берсенева, «Новые известия»

В романе «каждый по отдельности — человек как человек, имеет свою убедительную жизненную мотивацию и даже не совершает каких-то личных подлостей. Только вот все вместе эти люди как-то незаметно стали частью той силы, которая, вобрав в себя их подспудные желания, позволила фашизму осуществиться».

Анна Берсенева, «Новые известия»

Галина Юзефович, «Медуза»

«Молодой киновед Сэмюэль Саундерс собирает материал для диссертации, посвященной фильмам, снимавшимся в последние месяцы войны в нацистской Германии, но так и не законченным или не вышедшим на экраны. В ходе этих изысканий он неожиданно для себя извлекает на свет грязные подробности, таящиеся в прошлом знаменитого голливудского актера. Эта находка меняет всю жизнь героя, превращая ее в безумный и обреченный крестовый поход против лжи и незаслуженной славы. Кинематограф и его история становятся для немецкоязычного швейцарца Шарля Левински той призмой, сквозь которую он смотрит на тему гения (или во всяком случае яркого таланта) и злодейства, разворачивая этот вечный сюжет на фоне драматичных событий европейской истории ХХ века».

Галина Юзефович, «Медуза»

Лиза Биргер, The Blueprint

«Шарль Левински — известный швейцарский писатель, это четвертый его роман, переведенный на русский язык. История почти детективная: американский киновед в середине 80-х едет в Германию, чтобы разведать историю фильма-призрака, снятого перед самой капитуляцией рейха. И обнаруживает, вытягивая из оставшихся участников событий интервью и раскрывая документы, что все совсем не то, чем кажется.

Увлекательный роман с детективной подоплекой — не столько про то, как устроено кино, а скорее про правду о прошлом. Требуется немало времени, чтобы ее раскопать, но еще больше усилий — чтобы она кому-нибудь пригодилась».

Лиза Биргер, The Blueprint

Николай Родосский, «Прочтение»

«Представьте творческий коллектив, который отправился снимать фильм по важному правительственному поручению. Вот только все декорации сгорели, пленка кончилась, сценарист вне закона, а звукорежиссер потерял слух после ранения — и киношники знали об этом, когда нанимали его. Смогут ли они снять хорошее кино? Представьте еще, что все это происходит в последние месяцы Второй мировой войны в разваливающемся на части тысячелетнем рейхе. И что завершить съемки — возможно, не основная цель киношников. (...) Штампуемые по инерции патриотические ленты давно потеряли всякое отношение к реальности, и непонятно, кто меньше им верит — те, кто снимают, или те, кто смотрят. Граница между видимостью и действительностью становится совсем зыбкой. Мир перевернутой морали может закончиться только так — перевернутой онтологией. Единственная проблема в том, что съемки несуществующего фильма могут окончиться самой настоящей катастрофой».

Николай Родосский, «Прочтение»

Татьяна Шорохова, KKBBD.com

«Отличить правду от вымысла в романе Левински не стоит и пытаться. Я, конечно, полезла искать, был ли пожар на студии «Бабельсберг» в 1944-м, но потом одумалась: просто книга кажется настолько реалистичной, а способ рассказа настолько достоверным (Документы! Записи! Переписка! Дневники!), что невольно принимаешь все за чистую монету. (...)

«Кастелау» — великолепно написанная и отлично переведенная Михаилом Рудницким книга, которую можно проглотить за два вечера, потому что события накаляются с каждой страницей».

Татьяна Шорохова, «Триумф правды», KKBBD.com

ISBN 978-5-89059-399-3
Издательство Ивана Лимбаха, 2021

Пер. с нем. М. Л. Рудницкого

Редактор И. Г. Кравцова
Корректор: Л. А. Самойлова
Компьютерная верстка: С. А. Бондаренко
Дизайн обложки: Н. А. Теплов

Переплет, 424 с.

УДК 821.133.1-31 «20» 161.1 = 03.133.1
ББК 84 (4Гем) 6-44-021*83.3
Л 36

Формат 84x108 1/36

Тираж 2000 экз.